Задать вопрос
ул. Решетникова, д. 15
+7 (812) 418-20-03
+7 (953) 377-77-76
resh@logopedprofi.ru

Подробнее

Обратный звонок
ул. Можайская, д. 40
(Малодетскосельский пр., 4)
+7 (812) 575-00-15
+7 (953) 377-77-79
ruz@logopedprofi.ru

Подробнее

Статьи

Маленький врунишка или почему дети врут

Маленький врунишка или почему дети врутДа, вот так чаще всего и бывает: ваш ребенок — настоящее чудо, умный и веселый, ласковый и славный, лучший из детей. Вы покупаете ему игрушки, читаете книжки и вдруг обнаруживаете, что ваше чадо вам… врет! Так в бездонной бочке меда появляется та самая пресловутая ложка дегтя — обидное и необъяснимое детское вранье.

Каким бы мелким и невинным ни был обман, для родителей такое открытие может стать настоящим шоком, особенно если до сих пор они не сталкивались с такими серьезными проблемами в воспитании. Почему он так поступил и, главное, что же теперь делать? Как правильно реагировать? Решение проблемы существует, и вы обязательно сумеете его найти.

Нередко именно детское вранье становится первым негативным опытом для родителей — они испытывают от общения с ребенком не радость и удовольствие, а нечто совершенно противоположное. Какими бы разумными и подкованными в области психологии мы ни были, все равно, хотя бы подсознательно, воспринимаем любимое чадо как часть себя и первое детское вранье вызывает в наших душах ощущение предательства.

Обида — одно из самых сильных и трудных негативных чувств, оно наносит большой ущерб душевному благополучию (недаром в народе издавна говорили, что обида душу разъедает). Первая мысль — «За что?» Это естественно: для того чтобы справиться с обидой, нужно как-то объяснить себе происшедшее. Это объяснение позволит отреагировать на негативную ситуацию и выстроить линию своего поведения.

О пользе и вреде психологии для родителей

Да, избежать ошибок и промахов при воспитании ребенка невозможно. Но это действительно невозможно, а значит — естественно, и у каждого родителя есть право эти ошибки совершать. Психологические знания помогают корректировать эти ошибки.

Чего-то удастся избежать, что-то исправить, с чем-то придется просто смириться, но, по крайней мере, знать, почему происходит так, а не иначе. Итак столкнувшись с детским враньем, вам прежде всего необходимо знать:

  • все дети врут, и вы ни в чем не виноваты;
  • детское вранье имеет свои причины, их можно обнаружить и скорректировать поведение ребенка и свое собственное таким образом, чтобы в дальнейшем свести вранье к минимуму;
  • врущий ребенок — все равно ваш самый любимый ребенок, а вы — его любимые родители, заботливые и умные.

Причины вранья

Во вранье, конечно, нет ничего хорошего, но существует определенное значение и даже назначение, поняв которое мы сумеем спокойнее относиться к детским обманам и находить способы их преодоления.

Во-первых, вранье — признак взросления ребенка.

Во-вторых, это сигнал для родителей, один из детских способов сообщать маме с папой о чем-то важном. Эти сигналы нужно научиться вовремя распознавать и правильно на них реагировать. А теперь — поподробнее.

Для того чтобы соврать, нужно иметь способность хотя бы немножко прогнозировать события, предвидеть последствия того или иного своего поступка. Поэтому врушками дети не становятся раньше трех лет, а чаще всего первое вранье «радует» родителей четырехлетних детишек.

Итак, то, что ребенок пошел на обман, говорит о достаточно высоком уровне развития его самосознания, о том, что у него уже сформировано, хотя бы в первом приближении, понимание того, «что такое хорошо и что такое плохо». Как это ни парадоксально звучит, вранье — один из первых признаков формирующейся нравственности.

Конечно, как таковая нравственность в полном смысле слова появится у ребенка позже — лишь после семилетнего возраста. С другой стороны, не стоит пугаться раньше времени: четырехлетка часто просто не в состоянии отличить правду от лжи, точнее — от своей фантазии. Грань между обманом («преступлением») и фантазией очень зыбка, и все же надо постараться различать ее, чтобы не обидеть малыша понапрасну своим недоверием и подозрением. О том, по каким приметам можно обнаружить, что ребенок обманывает, и в чем состоит отличие лжи от фантазии, мы поговорим в следующих главах. Также мы обсудим и крайне важный вопрос о том, как лучше реагировать в том случае, когда вранье является очевидным и доказанным фактом.

Как и любая другая проблема, детское вранье почти никогда не возникает вдруг, внезапно. Зачастую ребенок впервые начинает говорить неправду задолго до того, как его первый раз поймают на откровенном вранье. И что самое интересное — он обманывает из лучших побуждений! Еще раз повторим: то, что ребенок начал вас обманывать, служит одним из первых признаков того, что он уже более или менее усвоил, что такое хорошо и что такое плохо.

Парадокс детского вранья заключается в том, что ребенок поступает дурно, чтобы быть хорошим. Поэтому наша задача не в том, чтобы запретить ребенку быть плохим, а в том, чтобы помочь ему быть хорошим.

А судьи кто?

К детскому вранью мы относимся намного более внимательно и болезненно, чем ко взрослому. Конечно, взрослый обман может причинить немало бед и страданий. Но если не брать каких-то вопиющих случаев, вся жизнь взрослых пронизана враньем «невинным», пустяшным. Кто-то привирает, чтобы приукрасить (себя или ситуацию), кто-то таким образом немножко упрощает себе жизнь. Мы часто даже и не стыдимся этого вранья — подумаешь, наврала начальнику, что голова болит, что такого? От него не убудет, а с работы и вправду очень нужно было сбежать пораньше! Даже в языке нашем содержится немало оправданий вранью: ложь во спасение — святая ложь…

Почему же мы так остро реагируем на ложь ребенка? Наверное, потому, что она опасна. Ведь он еще слишком мал, чтобы отвечать за себя и действительно предвидеть последствия своих поступков. В общем и целом родителей пугает прежде всего потеря контроля над чадом, осознание того факта, что далеко не каждый его шаг и вздох совершаются с их ведома и согласия, что реальные поступки родителей они усваивают как образцы поведения гораздо лучше, чем те благие пожелания и указания, которыми щедро наделяют своих воспитанников взрослые.

И потому — постарайтесь все-таки не врать. Учитывая, что все мы люди и, к сожалению, не всегда может соответствовать всем необходимым нравственным идеалам, дадим более реалистичный совет: постарайтесь оставаться честными даже тогда, когда врете. Если вы в присутствии ребенка по телефону ответили, что вас «нет дома», объясните ему, что к чему. Поверьте, честно и прямо признаться чаду, что вы сказали неправду, лучше, чем не дать никаких объяснений. Всегда можно подобрать такие слова, чтобы ребенку стало ясно: обманывать дурно, маме стыдно, что она это сделала, но, к сожалению, в жизни не все обстоит гладко, иногда взрослые совершают некрасивые поступки, из-за которых потом переживают… Важно, чтобы он видел и ощущал негативные последствия вранья — хотя бы (а на самом деле прежде всего!) то, что вам действительно неприятно.

Как выглядит вранье?

Многих родителей (особенно если они уже имели досадную возможность обнаружить, что чадо не всегда бывает правдиво) беспокоит вопрос: как понять, когда ребенок искренен, а когда он говорит неправду? Одним из ценных источников информации является наблюдение за невербальными сигналами, которые посылает нам ребенок.

Примерно в середине ХХ столетия психологи обнаружили очень интересную вещь. Оказывается, в человеческом общении имеет значение далеко не только то, что люди говорят друг другу. Не меньшую (а во многих случаях и большую!) роль играет то, как они говорят. Слова передают нам непосредственный смысл сообщения, но все, что мы при этом узнаем о собеседнике, все тонкости наших с ним межличностных отношений — это обмен невербальными посланиями.

Существуют некоторые невербальные признаки, по которым мы можем делать обоснованные заключения о состоянии собеседника. Нужно только учитывать один важный момент. Нельзя делать каких-то выводов на основании одного жеста. Важно обращать внимание на весь рисунок жестикуляции, на позу человека, его мимику и интонации, а при этом еще учитывать и весь контекст ситуации.

В общении с маленьким ребенком невербальные сигналы проявляются особенно заметно. Ведь малыш абсолютно искренен, он еще не умеет управлять своим телом настолько сознательно, как это делают взрослые. Вспомните, как ведет себя грудной младенец: если он радуется или удивляется, он выражает это всем телом: не только улыбается и издает восторженные звуки, но машет руками и ногами, всем телом тянется к объекту, вызвавшему столь приятные эмоции.

И дети постарше еще не полностью утратили это свойство откровенной телесности. Они еще далеко не все свои чувства могут выразить словами, но тело говорит за них. Если ребенок боится, не хочет разговаривать с вами, потому что разговор ему в тягость и вызывает в нем отрицательные эмоции, он защищается, пытается закрыться от надвигающейся на него угрозы. Это очень заметно: мышцы его напрягаются, он опускает голову или вжимает ее в плечи.

Особенно «говорящими» бывают движения рук: психологи считают, что руки «отвечают» за контакты с миром. И если ребенок напрягает руки, прижимает их к туловищу или скрещивает на груди – это сигнал его нежелания общаться, проявление его попыток возвести вокруг себя защитную стену, уйти от контактов с миром или с людьми, которых он в данный момент воспринимает как враждебных.

Иная ситуация — руки, спрятанные за спиной. В этом случае ребенок действительно стремится что-то спрятать, скрыть от вас — либо говорит неправду, либо не говорит всей правды. Но и здесь следует быть осторожными. Прежде чем вы обвините ребенка во лжи, примите во внимание тот факт, что этот жест может иметь и другое значение. Руки, не просто спрятанные за спину, но крепко сцепленные, так что одна рука как бы удерживает другую, говорят нам о том, что человек пытается сдержать охватившие его эмоции — гнев или сильное огорчение. Это буквальная попытка «держать себя в руках», причем чем выше захват (кисть руки–запястье–предплечье), тем больше усилий прилагает человек для того, чтобы сохранить внешнее спокойствие.

Поэтому смотрите на ребенка внимательно и учитывайте контекст ситуации: возможно, он изо всех сил пытается не «взорваться», не закричать и не заплакать. Очень характерная поза для ребенка, захваченного негативными переживаниями, — поза эмбриона. Когда ребенок сворачивается в клубочек, прячет голову, прижимает к туловищу руки и поджимает ноги, он как бы возвращается в состояние абсолютного покоя и отгороженности от внешнего мира, в каком он пребывал еще до рождения, в мамином животе. По мнению психологов, эмбриональный период развития представляет собой время полной гармонии с Вселенной, безмятежности и защищенности (конечно, если беременность в общем и целом протекает без серьезных физиологических или психологических нарушений).

Ребенок бессознательно стремится к этому состоянию в тех случаях, когда давление внешней ситуации на него становится невыносимым: он слишком напуган или испытывает боль, чувствует себя совсем одиноким и беззащитным. Такие моменты хотя бы изредка бывают в жизни любого (или почти любого) ребенка, но если вы обнаруживаете, что ваше дитя всегда спит именно в этой позе, у вас есть серьезный повод задуматься о том, насколько все благополучно в его жизни. Для того чтобы лучше понять ребенка, важно обращать внимание не только на его мимику, позу и жесты, но и на то, насколько эти невербальные сигналы совпадают с тем, что он говорит.

С каждым годом они все приобретают все больший контроль над собственным телом, и потому вы можете заметить первые признаки несогласованности между словами и жестами. Появления этой рассогласованности — не что иное, как первый шаг в освоении ребенком искусства врать! Вспомним еще раз: ребенок приобретает дурные привычки, чтобы быть хорошим!

Разрешая ребенку открыто выразить свои чувства, родители получают возможность обнаружить причину и каким-то образом исправить или, по крайней мере, облегчить ситуацию: можно хотя бы поговорить с ребенком о том, что его тревожит, ободрить и поддержать его.

И если вы собираетесь «понимать» свое чадо и предлагаете ему свободно и искренне рассказать вам о том, что его тревожит или интересует, а сами занимаете позицию критика-экзаменатора, будьте уверены: вы не обманете ребенка, он отлично почувствует, что на подлинное понимание ему рассчитывать не приходится.

А потому не пытайтесь обмануть даже очень маленького ребенка: если вы сейчас не готовы к разговору по душам (в силу самых разных причин — усталости, дурного настроения и т.д.), не пытайтесь насиловать себя, честно объясните свое состояние. Если вы сердиты на ребенка, недовольны им — прямо скажите ему об этом, не обвиняя его, а просто выражая свое отношение. Поверьте, хорошие родители — вовсе не те, кто любой ценой демонстрирует ребенку вечное благодушие и ласку, даже вопреки своим истинным чувствам, а именно те, кто не боится искренности в отношениях!

Присмотритесь к своему чаду. Если он устал от ваших нотаций и не хочет больше их слушать, он просто закрывает уши ладонями. Когда он напуган или предельно расстроен, он закрывает руками глаза: «Видеть тебя не хочу!»

Почему дети фантазируют?

Не всегда легко бывает отличить обман от фантазии: мышление ребенка во многом не похоже на мышление взрослого, и далеко не всегда наши мерки применимы к нему. Нет ничего более обидного для малыша, чем незаслуженные упреки: остерегайтесь обвинять ребенка во лжи, особенно если вы до конца не уверены, что имеете дело именно с ложью, а не с бурным детским воображением.

Детские фантазии — один из самых ценных источников наших знаний о внутреннем мире ребенка. Детское воображение проявляет себя и в играх, и в рисовании, и в историях, которые рассказывает вам, друзьям или самому себе ребенок.

Любовь и способность к фантазированию — одна из самых ярких черт ребенка. Многочисленные исследования показывают непосредственную связь живого, развитого детского воображения с уровнем его интеллекта, умением находить выход из самых разных жизненных ситуаций; детишки с богатым воображением легче и эффективнее приспосабливаются к новым условиям, преодолевают трудности, приобретают новые знания и навыки.

Фантазии ребенка — это территория его внутренней свободы, где ему не требуются защитные барьеры, где нет принуждения и необходимости притворяться кем-то другим, подлаживаясь под требования взрослых. То, чего ребенок не может позволить себе в реальной жизни (потому что это запрещено или действительно невозможно в силу тех или иных объективных условий), он выражает в своих безудержных фантазиях.

Известно, что одна из важнейших функций фантазии — компенсаторная. То есть в воображении ребенок предстает перед самим собой таким, каким бы он хотел быть. Он фантазирует о том, что ему необходимо, чего не хватает в реальной жизни. Маленькие и слабые становятся великанами; девочки, страдающие от своей непривлекательности, — прекрасными принцессами; задавленный требованиями взрослых и необходимостью во всем подчиняться им ребенок в своих мечтах побеждает всех чудовищ, расправляется со своими врагами и становится гордым, независимым победителем.

Некоторых родителей тревожит «чрезмерное», с их точки зрения, воображение ребенка. Как мы уже говорили, фантазируют все дети, и это совершенно естественный и позитивный процесс. Но если ребенок большую часть времени проводит погруженным в свой вымышленный мир, если вам почти не удается общаться с ним на уровне существующей реальности, то у вас, конечно, есть повод задуматься. Если ребенок отказывается от реальной жизни, убегая в свой воображаемый мир, значит, эта реальная жизнь для него невыносима. Значит, слишком много не хватает ему для того, чтобы быть счастливым. Отказ от реальности в пользу вымышленного мира — это настоящий сигнал о помощи.

Если же у вас возникают серьезные опасения в связи с детскими фантазиями — они кажутся вам слишком странными, вычурными, и складывается впечатления, что ребенок погружен в них с головой, т. е. наблюдаются все признаки его ухода от реальности, — не тяните время и обратитесь за советом к специалисту.

Как отличить фантазию от лжи?

Фантазия, в отличие от лжи, бескорыстна по сути своей: ребенок «просто придумывает» для удовольствия, а лжет с определенной целью, для чего-то. Так, он начинает врать, когда обнаруживает, что правду говорить опасно: накажут, засмеют или не поверят. Вообще большая ошибка — обвинять ребенка во лжи.

В основе лжи всегда лежит страх и недовольство собой или миром. До определенного времени ребенок верит в магию, это характерная черта детского мышления. И потому ложь — не только проявление страха, но и наивная магическая попытка изменить себя или мир к лучшему: если я скажу, что черное на самом деле — белое, то оно таковым и будет.

Дети прекрасно знают, какими их хотят видеть родители. Они угадывают наши желания раньше, чем мы их высказываем. И ведь им так нужно, так необходимо быть любимыми, хорошими, они так нуждаются в нашей похвале и одобрении! Когда взрослые не слышат и не понимают ребенка, не позволяют ему выражать свои чувства и желания, он учится тому же — пренебрегать своими естественными, из глубины души идущими порывами.

Взамен он конструирует «хорошего мальчика» или «хорошую девочку» — фигурку, которая, как он надеется, понравится всем, в том числе и ему самому. Эта ложь сдабривается, украшается фантазией, ребенок и сам стремится поверить в истинность нарисованной им картины. Родители беспокоятся: «Как мне понять, что он говорит неправду?» Рецепт только один: быть внимательными к ребенку, ко всем его проявлениям. Вопросы, которые на самом деле следовало бы задать себе родителям: «Зачем он это делает? Что вынуждает его прибегать ко лжи?»

Зачем дети врут?

Случаи простого, ситуативного вранья лежат на поверхности. Если ребенок уверяет, что вовсе не он съел все конфеты, в то время как вся его рожица измазана шоколадом, вам вряд ли потребуются специальные психологические навыки и знания, чтобы уличить его во лжи. Вся эта ситуация находится в границах житейского здравого смысла, у нее может и не быть никаких глубинных причин и далеко идущих последствий. Ребенок совершил проступок, который можно обсудить, за который можно наказать — в границах разумного (например, лишив его конфет на ближайшие дни). Трудности с пониманием возникают у родителей в случаях более сложного, запутанного и хронического детского вранья.

А вот тут мы имеем дело с другой ситуацией, требующей анализа: если ребенок лжет много и часто, вам необходимо всерьез пересмотреть свои отношения с ним.

Дети редко обвиняют в своих промахах и недостатках родителей или других взрослых людей. Ребенок винит себя во всех своих неудачах и проблемах, в том числе и тех, которые, быть может, не существуют в реальности. Для того чтобы спасти остатки самоуважения, он прибегает ко лжи, которая в его конкретной, очень неблагополучной ситуации кажется воистину спасительной. Обнаружив, что ребенок говорит неправду, не спешите наказывать и обвинять его или себя в том, что вы воспитали лжеца.

Возможно, не стоит поначалу дотошно разбираться, где именно, в чем и сколько раз он соврал. Если в принципе проблема существует, то первое, что вам нужно сделать, — это вернуть ребенку ощущение безопасности, наладить доверительный эмоциональный контакт. И лишь тогда, когда он почувствует, что избавлен от необходимости защищаться, он сможет открыть вам и самому себе правду.

Страх наказания

Самая очевидная и, наверное, самая распространенная причина детского вранья — боязнь наказания. Иными словами, ребенок, который обманывает из страха наказания, уже представляет собой личность, а из этого следует важный и ценный практический вывод: с ним вполне можно разговаривать по-взрослому, ему можно объяснить кое-то о законах причины и следствия, о правилах поведения и о том, что происходит в душе обманывающего человека и в душе обманутого… Если вы пришли к выводу, что основная причина, по которой ваш ребенок частенько говорит вам неправду, заключается именно в страхе наказания, вам предстоит работа в двух направлениях.

  • Во-первых, критически проанализируйте систему наказаний, принятую в вашей семье.

Может быть, вы излишне строги и ребенком и частенько наказываете его за пустяки? Еще один важный момент, касающийся наказаний: ребенок должен четко понимать, за что именно его наказали! Увы, мы часто идем на поводу у слепых эмоций: своим дурным поведением любимое чадо причиняет нам боль и обиду, а мы стремимся отплатить ему тем же — обида за обиду, боль за боль… Совсем без наказаний обойтись невозможно, но наказывать ребенка можно правильно, а можно — как попало. Когда чадо действительно заслуживает наказания, постарайтесь сделать его понятным.

Самое лучшее наказание — естественное, когда неприятное следствие прямо вытекает из поступка, и ребенок страдает не от родительского произвола, но исключительно от последствий собственных деяний.

Поверьте, дети очень справедливы. Ребенок, как правило, боится не наказания как такового, а именно его несправедливости, несоразмерности проступку. Совершив что-то дурное, он прежде всего наказывает себя сам: мучается, знает, что поступил плохо (иначе бы не обманывал!), само вранье тоже не доставляет никакого удовольствия. Таким образом, чувство вины гнетет, а выхода из ситуации ребенок не видит. К тому же он, хотя и надеется на какое-то волшебное разрешение ситуации («никто ничего не узнает и все как-нибудь само собой исправится»), находится в постоянном страхе, причем двойном — и преступление может раскрыться, и за обман влетит отдельно.

Но вы же и в самом деле взрослые, разумные, любящие и почти что всемогущие. Помогите же запутавшемуся врунишке, снимите с него этот груз. Не для того, чтобы ему стало легко и беззаботно, но для того, чтобы он научился конструктивно решать возникающие проблемы, а не прятать голову в песок. Врунишка в западне — так покажите ему, где выход. Честное слово, воспитание состоит не в том, чтобы раз за разом указывать чаду на его ошибки и недостатки, а в том, чтобы научить его эффективно справляться с трудностями.

Если ребенок натворил дел, ваша задача — не в том, чтобы заставить его чувствовать себя виноватым, а в том, чтобы показать ему, как можно исправить дело. Вранье, вызванное страхом наказания, требует от родителей работы в двух направлениях. Первое — пересмотр своих подходов к наказанию. Но этим дело не исчерпывается.

  • Во-вторых, нужно учить ребенка правильному отношению к своим ошибкам и проступкам.

Когда мы просим вас относиться к маленькому лгунишке с сочувствием и пониманием, мы вовсе не имеем в виду, что ребенка вообще не надо наказывать и порицать за вранье, поскольку он и сам все понимает и отдает себе отчет в неприглядности своих поступков. Да, нравственная основа уже заложена, но, конечно, она еще далеко не сформирована — сделаны лишь самые первые шаги. А для того чтобы ребенок действительно вырос нравственно полноценным человеком, придется еще немало потрудиться — в отличие от цвета глаз, такие качества сами собой по наследству не передаются.

Очень важно показать чаду, как огорчает вас его вранье. Нужно, чтобы он знал: за проступок, «украшенный» обманом, неприятные последствия приходят в двойном объеме. Чем более открытыми и доверительными будут ваши отношения с ребенком, тем легче вам будет справиться с этой проблемой.

Важно убедить чадо в том, что любую ошибку можно исправить. Проступок почти всегда можно исправить, в крайнем случае — как-то примириться с ним. Но обман исправить нельзя!

Слишком много запретов

Вот правило, которое вряд ли покажется вам чем-то новым: чем больше запретов, тем больше поводов для вранья. Ведь невозможно же, в самом деле, разрешить ребенку ВСЁ! Как ни крутись, а без запретов все равно не обойдешься. В принципе, все верно: запреты действительно неизбежны. Но проблема заключается в том, что на самом деле большинство родительских запретов являются излишними, надуманными, необоснованными. Этот «балласт» порождается родительской тревожностью и недоверием к ребенку («он еще маленький, он еще не умеет, не может, не справится, это опасно, вредно» и т.д.), но гораздо чаще — просто нашей собственной ленью и равнодушием. Да, неприятно, но факт. Попробуйте провести небольшой эксперимент.

В течение хотя бы недолгого времени критически понаблюдайте за собой, отмечая на протяжении дня все случаи, когда вы что-то не разрешили или в чем-то отказали ребенку. Сколько раз ваше «нет» было вызвано реальной необходимостью? А сколько означало на самом деле «Отстань!», «Оставь меня в покое!», «Я сейчас слишком занята, чтобы думать о твоих делах, поэтому просто сиди спокойно и ничего не предпринимай»? Ребенок стащил у вас спички и тайком жжет в комнате бумажки вместо того, чтобы благонравно лепить из пластилина. Когда же вы грозно вопрошаете: «Что ты тут натворил?!», он с честным видом сообщает вам: «Ничего», воровато заталкивая коробок под стол. Совсем маленькое и примитивное вранье, которое очень легко обнаружить, после чего можно устроить хорошую взбучку малолетнему пироману и обманщику. Но это нисколько не решит проблемы.

А теперь вспомните: чадо наверняка ведь не сразу утащило спички без спросу. Наверняка прежде ребенок не раз и не два просил разрешения. Но не получал его. «Спички детям не игрушка!» — вот и весь сказ. А почему, собственно? То есть в той ситуации, которая сложилась в итоге — с тайным поджигательством без соблюдения каких бы то ни было правил безопасности, — действительно, дело может окончиться бедой. Но ведь вам совсем несложно избежать и большой беды, и маленького, но досадного детского вранья. Всего-то и нужно — дать ребенку возможность провести все свои эксперименты в вашем присутствии, еще лучше — с вашим участием. Вместо того чтобы отделывать от него своим всемогущим «Нельзя!» объясните ребенку, что горящая спичка, случайно упавшая на ковер, может привести к пожару.

Приготовьте кастрюлю с водой или подведите ребенка к раковине, и пусть зажигает и поджигает на здоровье. Попутно можно рассказать ему что-нибудь научно-популярное, про кислород, например, или еще что-нибудь в этом роде… Поверьте, в девяноста девяти случаях из ста несколько таких опытов удовлетворят тягу ребенка к пожароопасному, и вы заживете спокойно. Вы потратите на совместные занятия с ребенком не больше времени, чем на разборки после того, как поймаете его на обмане. Итак, очень часто мы запрещаем что-то детям просто потому, что нам некогда или неохота заниматься с ними, обращать на них внимание. Ребенок обычно очень хорошо чувствует, в чем истинная причина запрета, и потому именно такие «пустые» запрещения он особенно охотно обходит, прибегая к обману или умалчиванию. Руководствуйтесь золотым правилом: никогда не говорите «нет», если есть возможность ответить «да».

Хочу быть самым лучшим!

Желание соврать для того, чтобы выглядеть в глазах родителей лучше, возникает у ребенка в том случае, если его вынуждают каким-то образом заслуживать любовь взрослых. Очень опасны слова: «Если будешь делать то-то и то-то, я тебя любить не буду!» Если у взрослых есть некая картинка — как должен выглядеть Идеальный Ребенок, Достойный Родительской Любви, — чадо будет изо всех сил стараться соответствовать этому портрету, причем — любой ценой.

Чем больше требований к ребенку, тем больше у него поводов врать. В психологии есть такое понятие — безусловная любовь. Это, и только это чувство позволяет ребенку вырасти уверенным в себе, искренним и смелым. Ребенку жизненно необходимо чувство надежности и защищенности: что бы ни случилось, мама и папа будут любить его всегда. Да, он может ошибиться, он может совершить что-то дурное, и тогда они расстроятся и будут им недовольны, может быть, отругают или накажут — но это еще не конец света, из каждой такой ситуации есть выход. Даже очень хорошие люди ошибаются, делают что-то неправильно, не все умеют, знают и могут. Этого не нужно стыдиться, не нужно скрывать, — вот что должен знать каждый ребенок, и тогда у него будет гораздо меньше поводов обманывать вас.

Забавно, но взрослые часто ведут себя точно так же, как и маленькие дети. Какие-то следы детского магического мышления сохраняются и в зрелые годы и время от времени дают себя знать. Столкнувшись с тем, что наше драгоценное чадо в чем-то существенно отличается от заботливо созданного идеала, мы порой просто закрываем глаза, затыкаем уши и говорим очень громко: «Это не так!» Мы не обращаем внимания на то, что происходит с нашим настоящим ребенком, мы не желаем признавать, что он может быть злым, агрессивным, что он может совсем не любить свою маленькую сестренку, что он может оказаться трусливым или неумелым. Мы неким магическим образом пытаемся изменить реальность: мы внушаем ребенку: «Ты не такой, каков ты есть, а такой, каким мы желаем тебя видеть!» — и рассчитываем, что это сработает. Согласитесь, что самая естественная реакция ребенка в таком случае — соврать, прикинуться именно тем, чего от него ждут.

Впрочем, иногда вранье связано не с недостатком внимания со стороны родителей, а, напротив, с его избытком. Дети могут говорить неправду (или, что чаще, не говорить правды) оттого, что им надоели ваши настойчивые расспросы. Это прекрасно, когда родители проявляют внимание по отношению к ребенку и интересуются всеми его делами, но, если ребенок не очень общительный и разговорчивый, а родители слишком настойчивы и даже тревожны, чадо может просто устать. Ему легче промолчать или отделаться какой-нибудь дежурной фразой, вроде «Ничего не было, все нормально», чем отчитываться о каждом своем шаге. Так что, проявляя внимание к ребенку, все-таки соблюдайте известную умеренность. Если вы чувствуете, что ребенок сопротивляется обсуждению какой-то темы, оставьте его в покое и попробуйте вернуться к разговору чуть позже.

Благими намерениями

Бывает ведь и так: родители готовы в буквальном смысле на все ради счастья ребенка, ему ни в чем не отказывают, покупают самые модные и дорогие вещи или игрушки, не ругают за плохие оценки в школе, словом, предоставляют ему (не обязательно в материальном, прежде всего — в эмоциональном плане) все то, о чем другие ребятишки могут только мечтать. А он все равно врет.

Почему? Казалось бы — бояться такому ребенку нечего и некого, врать ради выгоды тоже не нужно, что же побуждает его обманывать таких любящих и демократичных родителей? Чаще всего это так называемое протестное вранье. Заботу родителей ребенок в данном случае воспринимает как стремление лишить его самостоятельности, посягательство на его свободу выбора. В самом деле, ведь он даже не успевает ничего захотеть — все, как в волшебной сказке, приходит к нему само, еще прежде, чем он почувствует желание получить ту или иную вещь.

С вещами нематериальными, по сути, то же самое. Какова радость от «пятерки», если и «тройка» будет встречена дома с той же ласковой улыбкой? Какой смысл стремиться к чему-то, если все придет и так, само собой? Да и в конце концов, постоянная ласковость, проявляемая родителями (часто даже и в тех ситуациях, которые безо всякого сомнения заслуживают порицания, а не доброй понимающей улыбки взрослого), вызывает у ребенка подозрения.

Ребенок чувствует, что тут что-то не так: либо родители на самом деле думают и чувствуют не то, что демонстрируют, но по каким-то причинам все время изображают «добреньких», либо им просто наплевать на ребенка, и они добры и терпеливы от элементарного равнодушия. И чадо начинает проверять предел этого терпения, пытается спровоцировать родителей на какую-то искреннюю реакцию, растормошить их, сделать так, чтобы они вынуждены были проявить подлинные чувства — пусть даже и отрицательные! В таком случае ребенок может на самом деле хотеть быть пойманным на вранье.

Уже с достаточно раннего возраста (лет с пяти-шести) у ребенка возникает стремление к самостоятельности, которое с возрастом постоянно возрастает. Ему хочется самому выбирать деятельность и справляться с поставленными им же задачами. Конечно, сфера этих самостоятельных желаний поначалу невелика и расширяется очень постепенно. Тем не менее это именно так. Порой, как ни странно, ребенку нужно добиваться успеха самому, а не при поддержке взрослых, и испытывать удовлетворение просто от осознания того факта, что он справился с задачей, а не от того, что его похвалили родители (на самом деле похвала никогда не будет лишней, но она в данном случае должна последовать уже после «самопохвалы»).

И вот он начинает выискивать какие-то лазейки для своей самостоятельности. Он начинает что-то скрывать от родителей просто потому, что хочет сделать это сам, или пренебрегает важными делами (за которые ему «платят») ради «неважных», но любимых. Именно этим механизмом часто объясняются «необъяснимые» отклонения в поведении благополучных детей-отличников. Они начинают прогуливать школу и заниматься бог знает чем просто для того, чтобы хоть где-то утвердиться самостоятельно, без поддержки мамы с папой.

Врет и не краснеет!

Детское вранье устроено довольно нелогичным, с точки зрения психологии взрослого, образом. Дети уже в самом нежном возрасте обычно знают, что обманывать нехорошо. Чем старше ребенок становится, тем лучше он усваивает моральные нормы и тем больше отдает себе отчет в том, насколько стыдно и непорядочно врать. Но — и тут начинаются трудности — ребенок очень часто понимает, что соврал, только тогда, когда ему на это укажут взрослые. Сам поступок и его моральная оценка разнесены во времени, а если ребенок мал, то возможно, оценку он дать самостоятельно и вовсе не в состоянии — он почувствует и примет ее, лишь когда она будет поставлена взрослым.

Когда же детей сталкивают лицом к лицу с собственной непорядочностью, они испытывают искренний глубокий стыд. Например, он в самом деле не думал о качестве своего поступка, когда наслаждался вкусненьким — в полном смысле слова жил этим прекрасным моментом: он, коробка конфет — и больше никого! Он просто удовлетворил свое импульсивное желание стрескать конфеты, которые попались ему на глаза.

«Неадекватное» поведение ребенка в тот момент, когда вы пытаетесь вызвать в нем приступ раскаяния, есть не что иное, как защитная реакция. Он не знает, как исправить дело, ведь открытие «Я — плохой!» как будто не оставляет ему шансов. Откуда ребенку знать, как опять стать хорошим? И здесь помочь ему можете только вы. Помните: лежачего не бьют, а совравший и пойманный на вранье ребенок никогда не чувствует себя победителем.

Назад